Россия ищет обходные пути

Москва предлагает странам АТЭС Транссиб вместо Суэцкого канала

Русскоязычная версия.

Материал подготовлен на английском, испанском, китайском и японском языках.

 

В Санкт-Петербурге прошла встреча министров транспорта стран—членов форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Российский министр Максим Соколов объявил об амбициозной задаче — Москва намерена перевести около 10% транзитных перевозок между странами АТЭС и Евросоюзом на свою территорию, что позволит диверсифицировать маршрут через Суэцкий канал и снизить издержки. Впрочем, участники встречи пришли к выводу, что для этого России придется серьезно поработать над состоянием своей транспортной инфраструктуры на Дальнем Востоке.

 

Прошедшая 3 августа встреча министров транспорта 21 страны АТЭС стала очередным этапом подготовки к сентябрьскому саммиту этой организации. Пока во Владивостоке завершается стройка, большинство атэсовских мероприятий проходит в более благоустроенных городах, в основном в Санкт-Петербурге. Создание надежных логистических цепочек было объявлено Россией одним из четырех приоритетов российского председательства в АТЭС, а потому открывавший встречу министр транспорта РФ Максим Соколов сразу бросился перечислять инициативы, которые Россия выдвинула за год — оснащение транспортных узлов системами спутниковой навигации (разумеется, на основе ГЛОНАСС), координированное реагирование на чрезвычайные ситуации и создание единых стандартов раннего предупреждения (похожую инициативу два года назад в рамках G20 выдвигал Дмитрий Медведев), обеспечение антитеррористической защиты объектов транспорта, гармонизации таможенных процедур в рамках АТЭС. 

 

Главное российское предложение, по словам Максима Соколова, заключается в диверсификации маршрутов транспортировки товаров, в особенности из Азиатско-Тихоокеанского региона в Европу. Центральное место в презентации главы Минтранса занимал слайд, на котором было изображено, как товары из Азии текут в Европу не через Суэцкий канал, как сейчас, а через территорию России — с помощью модернизации Транссибирской магистрали, Байкало-Амурской магистрали и российских тихоокеанских портов. «Диверсификация маршрутов транспортировки способна дать весомый экономический эффект в части снижения транспортных и трансакционных издержек, а значит — и стоимости продукции для конечного потребителя»,— убеждал коллег господин Соколов, напомнив им обо всех неудобствах пути через Суэцкий канал вплоть до сомалийских пиратов. По его словам, Москва хотела бы, чтобы через несколько лет через Россию проходило около 10% товарных потоков из Азии в Европу. Министры слушали благосклонно, а замминистра транспорта Южной Кореи Чжу Сун Хо даже назвал развитие альтернативных маршрутов через Россию общим приоритетом для региона.

 

За обедом чиновники обсуждали перспективы этих грандиозных планов с представителями бизнеса. Те их поддерживали, но говорили в основном о проблемах, которые предстоит решить. Вице-президент РЖД Александр Салтанов рассказывал о многомиллиардных инвестициях, которые потребуются госкомпании для развития транзита грузов прямо в Европу — вроде проекта железной дороги из Южной Кореи через КНДР с выходом на Транссиб или строительства колеи российского образца до Вены. Председатель совета директоров группы «Сумма» Зиявудин Магомедов, который в этом году возглавляет деловой консультативный совет АТЭС, соглашался, что строить новую инфраструктуру необходимо, но предварительно убедиться, что максимально используется существующий потенциал. Приоритетами должны стать улучшение диспетчеризации, таможенных практик и внедрение современных технологий, говорил господин Магомедов. «Контейнер из Владивостока в Москву в среднем идет 28 суток, из которых 10 он идет по железной дороге, а 13 просто стоит на таможне. В Сингапуре, например, контейнер проходит таможню не больше, чем за сутки»,— говорил Магомедов. Выступавший следом глава компании «Русские Навигационные Технологии» Иван Нечаев предложил странам АТЭС принять единый стандарт, по которому вся информация о контейнере будет записываться на специальную RFID-метку, а потом считываться специальным сканером. По его оценке, если эти метки будут приняты как замена таможенным документам, обработка грузов ускорится в четыре-шесть раз.

 

Под конец дискуссии из зала прозвучал вопрос, не является ли главным препятствием на пути реализации российских планов монопольное положение РЖД и не следует ли приватизировать компанию, чтобы повысить ее эффективность. «Приватизация не обязательно ведет к эффективности. К этому процессу надо подходить крайне осторожно! Есть и очень успешные госкомпании вроде Deutsche Bahn»,— парировал Александр Салтанов. На этих словах Сьюзан Керленд, замминистра транспорта США, в которых эффективные железные дороги находятся в частной собственности, улыбнулась и покачала головой, но в дискуссию вступать не стала.

All rights reserved by Rossiyskaya Gazeta.