Извлечь корни

200 лет «Войне двенадцатого года». Потомки героев Бородина рассказывают о том, как сложилась судьба их фамилий

Русскоязычная версия.

Материал подготовлен на английском языке.

"Я трудилась на лесозаготовках"

 1. Кира Михайловна Хитрово-Кромская, 85 лет, потомок Михаила Кутузова

Из детей фельдмаршала Кутузова до совершеннолетия дожили только дочери, поэтому фамилии его потомков другие. Всем известно, что Михаил Илларионович был честолюбивым человеком, но мало кто знает, что он был очень трогательным отцом. На семейном фронте Кутузов никогда не наступал. Когда его дочь Аннушка, мой прямой предок, сказала, что хочет заниматься музыкальным салоном, Кутузов поддержал ее. 

В годы Великой Отечественной войны меня эвакуировали из Москвы, и я оказалась в интернате: в погожие дни мы работали на лесозаготовках, а в непогоду выступали перед ранеными в госпитале. После войны я устроилась работать в Наркомат внешней торговли и проработала в системе внешнеэкономических связей 44 года. Моя первая зарубежная командировка была в Гвинею — я пробыла там два с половиной года. 

"Вернулся в Россию и занимаюсь бизнесом"

 2. Павел Куликовский, 51 год, потомок дома Романовых, с женой Людмилой

Бородинская битва — важный символ не только для россиян, но и для европейцев, ведь именно после нее началось освобождение Европы от наполеоновских войск. И Александр I, принимавший стратегические решения в войне 1812 года, через два года триумфально въехал в Париж на коне... К сожалению, император не имел прямых наследников, поэтому потомками Александра считаются наследники его братьев и сестер. Мой прямой предок — будущий император Николай I, брат Александра. 

Я родился в Канаде, куда переехала моя прабабушка — дочь Александра III Ольга, затем моя семья отбыла в Данию, где я прожил около 40 лет. Но на одной из выставок в Вашингтоне я познакомился со своей будущей женой, русской. Мы сыграли свадьбу в Лондоне, а с 2008 года стали жить в Москве. Сейчас я — финансовый директор одной из датских компаний, работающих в России. 

"Мои предки были по обе стороны баррикад"

 3. Дмитрий Шебалин, 17 лет, потомок дворян Ланговых и француза Жана Пастера

По материнской линии я принадлежу к роду дворян Ланговых, но, к сожалению, пока еще точно не выяснил имена предков, участвовавших в войне 1812 года. При этом среди моих предков по отцовской линии есть французы, и один из них, Жан Пастер, воевал на стороне наполеоновской гвардии. Он был отцом известного микробиолога Луи Пастера, который приходился братом моему прямому предку. 

Вообще, когда я оказываюсь на Бородинском поле, то с трудом представляю себе, что когда-то эта заросшая зеленью местность была полем битвы, что кто-то из моих предков стоял на редуте и его могло в любой момент разорвать ядром... Сам я заканчиваю обучение на первом курсе журфака МГИМО и активно участвую в деятельности молодежной секции Российского дворянского собрания. 

"Истории предпочитаю овец и кур"

 4. Анна Милорадович, 47 лет, потомок генерала Михаила Милорадовича, с мужем Питером Стюартом

Мой самый известный предок — генерал Михаил Андреевич Милорадович. В Бородинской битве он командовал правым крылом 1-й армии, возглавлял войска в разгромном для французов сражении под Вязьмой и преследовал наполеоновскую армию до самого Парижа. За успешные действия ему пожаловали титул графа. А в 1825 году он был застрелен декабристом Каховским на Сенатской площади. Вероятно, поэтому я не нашла его портрета ни в галерее героев войны на Поклонной горе в Москве, ни в Бородино. В СССР ведь очень любили декабристов... Но сейчас Советский Союз распался, а портрет Милорадовича не висит до сих пор! 

Я выросла и до сих пор живу в канадском Монреале. По образованию я историк.

"Занимаюсь ДНК-генеалогией"

 5. Андрей Сеславин, 30 лет, потомок партизана Александра Сеславина

По семейным преданиям, генерал-майор Александр Никитич Сеславин приходится мне прямым предком. Он известен как участник партизанского движения, но о Сеславине часто забывают. А ведь его заслуга очень велика: Сеславин первым обнаружил как факт отступления французских войск из Москвы, так и направление их отступления. Он вовремя доложил информацию в штаб, и это, несомненно, способствовало благоприятному исходу всей кампании. 

По образованию я экономист-управленец, живу в Москве, работаю по специальности. К моему увлечению историей недавно добавился новый интерес — ДНК-генеалогия. Я руковожу одним из международных исследовательских проектов.

"Наш предок потерял ногу, но дошел до Парижа"

 6. Виссарион Алявдин, 56 лет, потомок генерал-майора Ивана Ушакова

Мой предок Иван Михайлович Ушаков в войне против Наполеона 1806-1807 годов был ранен в руку и получил Золотое оружие "За храбрость". В 1812 году, в Бородинской битве, Ушаков был командиром Черниговского полка в составе дивизии Петра Коновницына. В ходе битвы моему предку раздробило ногу, ее пришлось ампутировать, но обстоятельства были к нему благосклонны — Ушаков в протезе догнал свой полк и участвовал во взятии Парижа. 

Уже 12 лет я возглавляю "Общество потомков участников войны 1812 года". Но это общественная деятельность, а моя основная должность — президент национального фонда "Возрождение русской усадьбы". 

"Перевожу для русских эмигрантов в США"

 7. Константин Коновницын, 40 лет, потомок генерала Петра Коновницына

Мой прапрапрадед Петр Петрович Коновницын в 1812 году считал своим долгом защитить великую Россию. В ходе кампании он возглавлял арьергард русской армии — отражал атаки французов, чтобы армия могла отойти к Бородино. В самом сражении Коновницын возглавил оборону на левом фланге после гибели Багратиона, был контужен... Затем он стал дежурным генералом при Кутузове, а в 1815 году занял пост военного министра России. 

Я родился и живу в Лос-Анджелесе — мои предки эмигрировали в США после революции. В России оказываюсь крайне редко — до этого приезда был здесь в 1994 году. Но моя профессия связана с русским языком — я занимаюсь переводами с русского на английский. Например, когда эмигрант из России оказывается в больнице, я обеспечиваю связь между ним и докторами. 

"Участвую в исторических реконструкциях"

 8. Карлен Хачатрян, 17 лет, потомок казаков Колпаковых

Героями кампании 1812 года стали сразу два моих предка — Андрей Яковлевич и Петр Андреевич Колпаковы, отец и сын. Они были уральскими казаками: один — сотником, другой — есаулом. В 1814 году оба дошли до Парижа. 

Мне пока не удалось побывать во Франции, хоть я и был во многих европейских странах. Правда, могу сказать, что в Бородино моя нога ступала на французскую землю — там есть памятник, территория вокруг которого принадлежит Франции. На Бородинское поле я выезжаю уже 10 лет и участвую в исторических реконструкциях. Но мои интересы не ограничиваются только войной 1812 года — в военно-историческом клубе "Мушкетер" мы также проводим реконструкции событий Великой Отечественной войны. 

"Французы перестали объяснять поражение климатом"

 9. Андрей Андреевич Мусин-Пушкин, 69 лет, потомок генерал-майора Ивана Мусина-Пушкина

Мне было очень обидно, когда я не нашел своих предков в Галерее героев войны 1812 года, которая находится в Эрмитаже. Все-таки мой род внес весомый вклад в исход этих событий — всего в войне участвовали 11 Мусиных-Пушкиных. Мой прямой предок — Иван Алексеевич, сын Алексея Ивановича, обнаружившего рукопись древнейшей летописи "Слова о полку Игореве",— был генерал-майором. 

All rights reserved by Rossiyskaya Gazeta.