Влиятельный миллиардер с глобальными амбициями

Магомедов надеется, что Россия станет неотъемлемой частью динамично развивающейся экономики Азии

Русскоязычная версия.

Материал подготовлен на английском и китайском языках.

Зиявудин Магомедов завоевывает репутацию одного из немногих российских магнатов, кто выступает на международной арене от лица делового сообщества своей страны.

43-летний основатель и председатель совета директоров компании «Группа Сумма» просто «не такой, как все» – говорит о нем московский корреспондент, работающий на крупное агентство новостей из США. «Многие говорили мне о том, что он мыслит глобально».

Год назад имя Магомедова не было широко известно даже в России. А теперь его «Группа Сумма» постоянно попадает на страницы газет страны благодаря участию в торгах по приобретению нескольких крупных активов, преимущественно в транспортном и логистическом секторах экономики.

«Через пять лет у него [Магомедова], возможно, будет самый сильный бизнес в сфере перевозок не только в России, но и во всем мире», – говорит Алексей Безбородов, директор аналитического агентства Russia Infranews.

Магомедов подтвердил существование грандиозных планов по продвижению своего бизнеса за пределами России. Вложив деньги в порт Роттердама, он рассматривает возможность участия в совместных международных проектах по его развитию.

В этом году миллиардер, проживающий в данный момент в Москве, возглавит Деловой консультативный совета (ДКС) форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество», органа, который будет проводить консультации для участников АТЭС по приоритетным задачам и проблемам делового сектора. И Магомедов намерен использовать эту возможность самым лучшим образом.

Мы встретились с ним во французском ресторане в городе Хошимин, где магнат появился в сопровождении помощников и нескольких журналистов.

Отвечая на вопрос о том, рад ли он своему участию в форуме, миллиардер сначала пошутил об удачной возможности улучшить свой английский язык и репрезентативные навыки, но затем начал говорить серьезно.

«ДКС – полноценный аналог международной организации с той лишь разницей, что страны здесь представляют не послы, а бизнесмены, – говорит он. – Все решения будут основаны на консенсусе, и единственный способ добиться чего-либо – это предложить что-то, что принесет пользу всем сторонам. Это сложно, но именно так работает принцип мягкого воздействия, и для России очень важно продолжать развивать это направление, потому что после проведения саммита АТЭС мы будем председательствовать в БРИК [экономический союз, в который входят Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР], «Большой двадцатке» и «Большой восьмерке». 

И действительно, ДКС можно рассматривать как своеобразный испытательный полигон перед переходом к более серьезным мероприятиям. У совета нет полномочий по принятию решений, обязательных для исполнения правительствами стран-участниц АТЭС, но он примет участие в составлении плана приоритетных для региона задач.

«Это еще вопрос – у кого больше власти: у того, кто принимает окончательные решения, или же у того, кто ограничивает доступные варианты решений для тех, кто их принимает», – отмечает Ву Фей, китайский эксперт по России.

В течение долгих лет в ДКС доминировали США, которые использовали эту площадку для укрепления своих позиций в Азиатско-тихоокеанском регионе, «не стремясь вовлечь в активную работу другие страны», как говорит один из давних членов ДКС, представляющий одну из развивающихся стран. Ситуация изменилась в ноябре 2011 года во время встречи ДКС перед саммитом АТЭС, проходившим тогда в Гонолулу, когда Россия впервые четко обозначила свое присутствие в совете.

Несколько членов ДКС сообщили изданию Russia Beyond The Headlines, что положительно относятся к росту влияния России в этой организации.

«Действия России по сближению различных точек зрения [развивающихся и развитых стран] оказались крайне эффективными, – отмечает член ДКС из Филиппин. Некоторые из предложений, выдвинутых Россией, были основаны на использовании лучшей практики ведения дел в регионе. «Наши эксперты изучили опыт стран-участниц АТЭС и предложили план поощрения бизнеса за применение экологически чистых технологий в городском и промышленном строительстве», – говорит Магомедов.

Трансфер технологий – трудная задача, но получив поддержку со стороны многих развивающихся стран, Россия смогла добиться включения этого пункта в Письмо лидерам стран, которое совет готовит к каждому саммиту АТЭС.

Магомедов надеется увидеть, как Россия становится неотъемлемой частью динамично развивающейся азиатской экономики, особенно учитывая тот факт, что многие бизнесмены региона заинтересованы в использовании транзитных путей через Россию, чтобы не сталкиваться с проблемой загруженности основных морских путей.

«[Мы можем] играть более значимую роль в мировой торговле. Чтобы доставить контейнер из Москвы во Владивосток, нужно 28 дней, [при этом] 13 из них он простоит на таможне. Сравните [это] с Сингапуром, где все таможенные процедуры занимают не более 24 часов», – говорит Магомедов.

Одна нерешенная проблема создает другую, добавляет магнат. «Как только вы встали на этот путь, остановиться уже очень сложно – вы начинаете видеть вещи в более глобальной перспективе», – говорит он. Он надеется, что и другие российские бизнесмены примут участие в развитии региона. Национальный деловой центр АТЭС был создан при поддержке «Суммы» для привлечения внимания и повышения интереса российского бизнеса к Азии.

«Эта модель успешно работала в других странах, так почему бы ей не сработать и в России?» – задается вопросом Магомедов.

All rights reserved by Rossiyskaya Gazeta.